Ландшафты Алвара Аалто – Alvar Aalto landscapes

Сегодня в день рождения главного мечтателя финской архитектуры Алвара Аалто хотела бы немного написать и о ландшафтах, созданных архитектором, и о взаимоотношении его архитектуры с природным окружением.

Аалвар Аалто во дворе собственного дома Фото: Eva ja Pertti Ingervo, Alvar Aalto museo

За восхищёнными отзывами о творениях Алвара Аальто часто забывают отметить его избирательность в оценке застраиваемого участка, его исследованиях ландшафта и философии в отношении создания единого целого интерьера и экстерьера.

А тем не менее осознание и понимание человеческой деятельности как составной части жизни природы — одна из основных позиций Аалто, которая легко обнаруживается при анализе многих его сооружений независимо от их размера, назначения и места расположения. 

Приближение к пониманию методов Аальто произошло во время поездки в Экспериментальный дом Алвара Аалто (1952-53) в Muuratsalo. В то лето мы снимали маленький домик на озере прямо напротив этого знаменитого дома. Наблюдение за береговой линией выявило не только очевидную необъятность, но и усиленное ощущение горизонтальности, связанной с финским ландшафтом, а также вертикальные линии деревьев, густо сгруппированных в лесах вдоль побережья. Здесь чётко понимаешь, как именно архитектор использовал заданную органическую “геометрию места”, как подчёркивает горизонталь и вертикаль ландшафта.

Ландшафт озера Päijänne в районе Muurame

Экспериментальный дом в Muuratsalo

Этот контраст между горизонтальностью архитектуры и окружающей лесной вертикалью он очень часто использует и в других своих творениях. К примеру, Аудитория университета Аалто в Отаниеми и Ратуша в Сейнаёки показывает постоянное присутствие вертикального элемента, будь то в форма острых треугольных кирпичных боковых стен аудитории или возвышенной линии крыши Ратуши, который уравновешивает сильную горизонтальную композицию остальных частей зданий.

Аудитория университета Аалто в Отаниеми

Центр Сейнаёки (последний план ландшафтной организации участка перед ратушей)

Отношение Аалто к естественному окружению всегда базируется на твердой вере в непреходящую ценность Природы, от которой неотделимы жизнь и деятельность людей. Но при этом взглядам Аалто чужда как излишняя романтизация природы, так и любое насилие над природой — он стремится к её облагораживанию, использованию каждого её дара, каждого неповторимого фрагмента, каждой уникальной детали. Однако наиболее интересными для себя он участки с ярко выраженным рельефом и часто расстраивался, если территория оказывалась плоской, при этом он пытался всеми методами архитектуры создать этот рельеф в проекте.

Скетч Villa Mairea

Бережное отношение ко всему многообразию мира природы проявилось у Аалто в различных формах. Он, например, стремился всегда обеспечить помещения естественным светом, придавая огромное значение не только психофизиологическим качествам света, но и мастерски используя его как активное средство эстетической выразительности.

Интерьеры Villa Mairea

Интерьеры Saynatsalo Town Hall, 1949-1952

Большое внимание Аалто уделял поверхности земли и вертикальной планировке, решая её как самостоятельную значительную архитектурную тему. Террасные сады — излюбленные элементы ландшафтных композиций Аалто — нашли виртуозное воплощение при строительстве таких объектов, как общественные центры в Сяюнатсало и Сейняиоки. 

В течение своей многолетней практики Аалто выработал ряд композиционных приемов, способствующих связи построек с природным окружением. Благодаря этому наиболее характерные и живописные фрагменты ландшафта стали неотъемлемой частью его сооружений. Показательно в этом отношении здание собственной проектной мастерской архитектора, обрамляющее небольшой внутренний дворик, используемый в летнее время для отдыха и бесед. Знакомство с этой постройкой раскрывает многие профессиональные «секреты» финского архитектора. Прием формирования пространства вокруг центрального двора, служащего связующим звеном между интерьером и внешней средой, получил широкое распространение в самых разных по масштабам работах Аалто — от градостроительных комплексов до отдельной квартиры. Постройкам Аалто свойственна не только тесная связь «внутреннего» и «внешнего», их взаимопроникновение и чередование; единству зданий с природой способствуют также и индивидуальные особенности пространственных форм, пластическая гибкость их контуров. 

Студия Алвара Аалто, Helsinki, 1955

Представляют большой интерес мысли Аалто о формах городского жилища и способах связи его с природой. Он считал, что, какие бы типы жилой застройки ни применялись, оптимальные условия предоставляет индивидуальный жилой дом, хотя в городских условиях, конечно, рациональнее применять многоэтажные здания. В экспериментальном доме, построенном в Западном Берлине в 1957 г., он стремился достигнуть универсального результата — спроектировать многоэтажное здание, где каждая квартира имела бы черты односемейного дома, обладающего необходимой изоляцией и уютом. Говоря о глубоких биологических основах, которые должны определять гуманные принципы проектирования жилища, Аалто рассматривал внутреннюю обстановку жилого дома как компенсацию недостающей в городе природы, так как предметы интерьера являются своеобразными символами, напоминанием человеку о живых её образах. Аалто рассматривал природу не только как объективную реальность, как окружающий нас разнообразный мир, частью которого должна стать архитектура, но и как своеобразный эталон для изучения и подражания. Ведь природа, как говорил он, может на основе одних и тех же конструкций достичь миллиардов сочетаний, каждое из которых будет представлять совершенную форму. Поэтому и предметы, окружающие человека, должны быть как живые клетки и ткани, составляющие живой организм.

Hansaviertel Apartment House Berlin, Germany. 1955-57 

Он рассматривал как самые главные характеристики архитектуры значение разнообразия и роста — наиболее естественные свойства органической жизни. Проектируя различные сооружения и детали для них, Аалто стремился максимально использовать этот метод, постоянно стимулирующий творческий поиск. Поэтому он предлагал всегда обращаться к опыту природы — «лучшего в мире комитета стандартов». 

Сближению здания с природной средой способствует и палитра используемых Аалто материалов — будь то дерево, кирпич, гранит или медь (которую он смог позволить себе только став достаточно известным). Показательно, что Аалто никогда не применял алюминий, очень неохотно — пластмассу и другие синтетические материалы. Материал требует проверки временем, говорил Аалто, и не все новые материалы созрели для того, чтобы быть использованными в архитектуре. Материал нужно «очеловечить». Необходимость сближения технических и органических форм рассматривалась Аалто как одно из определяющих условий процесса гуманизации архитектуры. Он отвергал их противопоставление и противоборство, утверждал неразрывное единство и союз.

Например, в Villa Mairea он использовал дерево и для внутренней, и для наружной отделки, раскрывал живописные цветовые и фактурные сочетания березы, тика, ели, сосны и даже специально спроектировал деревянную мебель. А деревянные элементы в наружной отделке помогли очень естественно вписать кирпичный дом в окружающий лесной ландшафт.

Особое внимание уделялось вертикальному озеленению как фасадов, так и внутренних помещений. Архитектором специально для этого разрабатывались индивидуально системы креплений и опор.

В интерьерах всегда присутствовали растения и тут я не могу не отметить, что этой темой, как и посудой, текстилем, да и интерьерами в целом конечно занималась его первая жена Айно Аалто. Самый прекрасный и любимый мной пример – это зимний сад в Villa Mairea, сочетающий в себе черты японских интерьеров и модернистский минимализм.

Айно придумывает систему размещения растений в интерьерах, кашпо, подставки и табуреты.

Концепция единства творений человека и природы наиболее полно проявилась в градостроительных проектах Аалто. Она базируется на целом ряде принципов, рассматривающих их связь как важное условие формирования современной городской среды, где человеку должна быть предоставлена возможность постоянного общения с природой — в жилом доме, на производстве, во время отдыха. В основе его планировочных предложений лежат идеи создания гибких городских структур, органично вписанных в природное окружение. Аалто требовал от городской планировки в первую очередь эластичности, позволяющей управлять ростом города во всех его формах и создавать постоянную возможность обновления для ближайшего окружения человека. Аалто придавал огромное значение эстетической функции природных форм при создании градостроительных композиций. Нереализованный проект нового общественного центра Хельсинки может служить показательным примером использования особенностей ландшафта как ценнейшего средства выявления индивидуальности ансамбля. 

Я намеренно не упоминаю здесь проект санатория в Паймио, где Алвар и Айно Аалто разработали здание-машину включая интерьеры, мебель, цветотерапию для лечения туберкулёза, что для того времени (конец 1920-х – начало 30-х) было фантастикой и невероятным прорывом в бальнеологической архитектуре, да и в подходах к лечению этой болезни, и что несомненно заслуживает отдельной статьи.

Туберкулёзный санаторий в Паймио, 1929-33

Сейчас просматривая чертежи и эскизы Алвара Аалто я очень часто нахожу современные аналоги его архитектурных и ландшафтных решений – высотных доминант, искуственно созданному рельефу, белым фасадам, красному периоду и природным формам.

Есть и довольно забавные и совершенно неожиданные подробности влияния работ Алвара Аалто на современную ландшафтную архитектуру. В частности, по сообщению американского журнала Transworld Skateboarding спроектированный им для Villa Mairea бассейн 1939 года является первый в мире бассейном в форме почки, что стало прецедентом для целого ряда подобных проектов в США. До этого бассейны проектировались исключительно с прямыми углами.

Бассейн также важен своим округлым полом и изменением глубины от одного конца к другому, создавая эффект «чаши» на «глубоком конце», который станет ключом к взрыву незаконных сессий скейтбординга во дворе и трюковых разработок во время Калифорнийская засухи 1975 года.

Один из первых повторов был сделан в Donnell Garden в Сономе, штат Калифорния, 1948 года. Он был спроектирован ландшафтным архитектором Томасом Черчем с молодым Лоуренсом Хэлприном и архитектором Джорджем Рокрайзом для дома Дьюи и Джин Доннелл. Сад быстро прославился благодаря необычному использованию форм, в том числе большого бассейна в форме почки.

Чёрч был другом Аалто и находился под сильным влиянием его работы, отойдя от острых углов в пользу более округлых форм после встречи с архитектором во время одного из его визитов в США.

Бассейн Доннелл Гарден был широко воспроизведен по всей Калифорнии, став знаковым символом «хорошей жизни». Во время засухи 1975 года многие из этих пулов были оставлены пустыми в рамках широкомасштабных усилий по сохранению.

Пустые чаши оказались благодатной почвой для скейтбордистов, которые нашли изогнутые формы идеальными для разработки трюков и незаконно ворвались в сады для катания на коньках. С тех пор чаши стали ключевым компонентом дизайна любого скейтпарка.

«Вскоре они были найдены скейтбордистами и стали их новыми игровыми площадками», – объясняет Transworld Skateboarding. «Трюки, изобретенные в 1970-х годах в пустых бассейнах Калифорнии, все еще делаются 40 лет спустя, и скейтпарки все еще используют те же бетонные бассейны, чей образец для подражания, вероятно, можно найти в Villa Mairea».

Газета Helsingin Sanomat побеседовала с современным ландшафтным архитектором Янне Саарио, который спроектировал несколько скейтпарков в Финляндии и других местах, а также изучил бассейны Аалто и Черча. «Это конечно прямая копия», – сказал он.

Ландшафтный архитектор Janne Saario на скейте в спроектированном им же Varberg скейт-парке. Рисунок: Tuukka Kaila Lotta Jalava

Скейтпарк в Olari, Espoo, Финляндия

Örebro Skatepark | Örebro, Sweden | Janne Saario Landscape Architecture

Литература:

  1. Topology in the Architecture of Alvar Aalto Gevork Hartoonian & Nugroho Utomo 1.2.2013
  2. Архитектура и гуманизм : Сборник статей / Алвар Аалто ; Составление, вступительная статья, комментарии и библиография А. И. Гозака ; Перевод с финского, английского, французского и немецкого. — Москва : Издательство «Прогресс», 1978. — 221 с., ил.
  3. https://www.dezeen.com/2016/09/30/alvar-aalto-changed-history-skateboarding-villa-mairea-swimming-pool/
  4. https://yle.fi/aihe/artikkeli/2014/12/05/betonista-aaltoa-etsimassa-skeittilauta-tarkein-tyovaline